Спектакль «Мефисто» в МХТ имени Чехова.

Печать

Вначале 1980-х годов Иштван Сабо снял  фильм по роману немецкого писателя Клауса Манна «Мефисто: история одной карьеры». В отличие от романа, фильм с Клаусом Марией Брандауэром пользовался большей популярностью. В то время казалось, что всемирно известная картина  завершила роман. Ее прототипом главного героя стал  Гутсаф Грюндгенс – великий немецкий актер, который сотрудничал с нацистами в годы Третьего рейха. К большому сожалению, российским театральным режиссерам пришлось вспомнить роман Клауса Манна, поскольку сегодня нельзя считать  надуманной и праздной тему  вынужденного  коллаборационизма деятелей культуры и компромиссов, которые власть предлагает искусству.

Сюжет спектакля «Мефисто»

Несколько режиссеров  планировали поставить спектакли по роману немецкого писателя, но среди них  первым  стал  Адольф Шапиро и МХТ имени Чехова.   Знаменитому режиссеру удалось недвусмысленно поставить  актуальный и ясный спектакль. Конечно, четкая гражданская  озабоченность не сняла понятные производственные задачи, но спектакль получился увлекательным, хорошо поставлен,  и даже может заинтересовать тех зрителей, которые еще помнят  картину Иштвана Сабо. В спектакле звучат такие реплики, как: «надо потерпеть два года», и «страна встает с колен», которые нужно было вставлять только для тех, кто ничего  не понимает. Но, нельзя не отметить, что в спектакле отсутствуют опознавательные знаки нацистского режима Германии.

Это не связано со страхом перед параноиками, активизировавшимися в настоящее время у нас, пытающимися пропагандировать нацизм. В спектакле время действия и место установлено недвусмысленно: на немецком языке актеры исполняют музыкальные номера, среди них популярный «Левый марш»,  которые ранее пел актер Эрнст Буш.   В сюжете про актера Хендрика Хефгена  можно увидеть прототип Эрнста Буша. Они вместе поддерживают левые идеи, но затем один принимает решение делать карьеру, и все-таки ему удается стать образцовым актером нового режима, а другой, оставшийся в оппозиции, оказывается в концлагере. Для главного героя одним из главных оправданий своих действий является возможность сделать что-нибудь хорошее, и Хефген даже один раз спасает своего друга.

В спектакле герой Алексея Кравченко выглядит менее подвижно и утонченно, включая и психологически, в отличие от героя Брандауэра.  Но, для него главное только такое оправдание, поскольку Кравченко,  прежде всего,  играет актера, и весь первый акт зрителей пытаются  убедить в том, что,  на самом деле, жизнь  всего лишь театр. Николай Чиндяйкин великолепно сыграл роль победителя, начальственного бонзы, знающего, когда актера нужно поставить на место, а когда – его обласкать. Действие в спектакле обрывается в то время, когда Хефген собирается сыграть Гамлета, и снова хочет помочь другу выйти из тюрьмы, но на этот раз игра заканчивается, и при этом театральные софиты, опускающиеся вниз, медленно сдавливают пространство точно тяжелый пресс. Конечно, они могут на какое-то время застрять, но, в конце концов, обязательно додавят.