Режиссер Люк Персеваль привез в Москву своего Чехова

Печать

В Москве на «Сезоне Станиславского»  театр NTGent  показал спектакль режиссера Люка Персеваля «Платонов» по «Безотцовщине». Это самая ранняя пьеса Чехова, которую довольно часто называют «Платонов» по фамилии героя. Сюжет пьесы можно назвать классическим как для русского, так и для европейского театра. Местный донжуан, сельский учитель недоволен собой и другими, и он не видит своего применения в жизни, и стреляется. Ее сюжет лег в основу знаменитой картины Никиты Михалкова «Неоконченная пьеса для механического пианино».

Бельгийский режиссер Люк Персеваль поставил пьесу в свойственной ему манере. Он будто бы конспектирует драматурга, приподнимает текст над естественным течением времени, пространством, средой. Создается впечатление, что Персевалю нравится усложнять задачи исполнителям и себе, повышать уровень ответственности, придумывать ограничения. Актеры в одной мизансцене проводят практически два часа. Они стоят лицом к залу, изредка меняя положения. Представленный спектакль экономен во всем. Немаленькая пьеса Чехова представлена с серьезными купюрами, сцена почти пуста, отсутствуют эффекты, только партии музыканта и вокалиста, композитора Йенса Томаса. Для композитора приспособлена сценография, ее основой стало устройство концертного зала. Декорацией стал рояль, если он нужен композитору. Наискосок сцены установили рельсы, на которые поставили инструмент. Но, не нужно в этом видеть тяжеловесный символ, поскольку нужна железная дорога, чтобы актеры были на переднем плане.

Такой минимум средств требует самой высокой точности приемов, то есть каждая мелочь должна сработать. В спектакле мерилом всех вещей становится секс. Актеры не будут раздеваться, потому что у режиссера на этот счет довольно жесткий лимит театральных эффектов. Но, все-таки здесь любовные признания представлены в виде крайне напряженных эротических сцен. Режиссер озабочен конфликтом полов, несоответствием ожиданий женщин и того, что могут дать мужчины, и в первую очередь, в сексуальном плане. Эшли де Брау играет Анну Петровну. У этой немолодой, но по-прежнему прекрасной, изящной женщины сохранилась бешеная эротическая энергия, спрятанная под маской апатии.

Она вместе с искушенной Софьей (Лин Вильдемерш)  и совершенно неопытной Марией (Зои Тилеманс) в спектакле представляют три возраста женщины, у которых разная потребность в физической любви. У  этих женщин со временем повышается  физическая потребность, в отличие от  гротескных мужчин,  которые во многом ее лишены. Среди бесполых и стариков пожилой и непривлекательный Платонов не потерял интерес к женщинам, и поэтому обречен на роль героя-любовника. Режиссер, состарив героя, даже отказал ему в гипотетической возможности будущего. Из-за полной и окончательной несостоятельности Платонов еще больше озлобился. С другими его примирило только предчувствие смерти, и он, попросив прощения у собравшихся, садится на рельсы и вкладывает ружье в рот.