«Познавательный элитаризм» театра Ежи Гротовского

Печать

 

В театре Гротовского актеры ощущали себя «братьями», отдавая театральной деятельности всю полноту своей индивидуальности. Эстетически театр Гротовского был близок позиции, которая в европейской культуре была высказана Ницше, Ортегой-Гассетом и Шпенглером, характеризующими массовую культуру проявлениями «дегенерации» и «тривиализации». Вместе с тем театру Гротовского был также чужд и любого вида академизм. Его можно было назвать и театром авангарда, но он никому не внушал уверенности, что может способствовать возрождению высокой культуры. Вместе с тем, коллектив быстро приобрел популярность именно в массовой культуре, так как был «оригинален», «экзотичен» и «непонятен», а его актеры были явно отдалены от богемной среды и вели замкнутый, даже аскетичный образ жизни, что тоже способствовало большому интересу к ним. Пресса наградила коллектив титулом «первоклассной культуры» и присвоила высшую категорию.

Такая же специфическая политика велась театром и в отношении зрителя. Смотреть спектакли Гротовского допускался далеко не каждый зритель. Так, в спектакле «Акрополь» в действии принимали участие 50 зрителей. В спектакле «Стойкий принц» их было только 35, а в «Апокалипсисе» - 30. Кроме того, постоянно увеличивался репетиционный период в работе над спектаклем. Например, если «Орфей» репетировали 3 недели, то «Апокалипсис» - уже 3 года. К тому же, спектакли шли в среднем дважды в неделю. Вполне понятно, что при таком оригинальном стиле работы театра он просто не мог иметь какое-либо отношение к массовости.